Проповедь Хранителя Веры о конце света и новом духовном начале

В конце жизненного цикла следует вспомнить, как жизнь утверждала веру в наивысшую ценность человека.

Один из христианских проповедников назначил конец света на 21 мая этого года.

Он назвал 21 мая Днем Божьего Суда. Такое понятие чуждо нашей религии.

Бог и суд несовместимы, поскольку Бог идеален и относится к духовному миру, а суд – это процедура установления объективных фактов и привлечения к ответственности лиц в материальном мире.

Бог не судит и не мстит, не воюет и не имеет врагов. Но зло всегда несет ответственность по законам материального мира, которые угодны Богу.

Если человек, христианин отчаянно вызывает Бога на суд – о чем это говорит?

Символ Веры говорит нам о конце жизненного цикла и о начале жизненного цикла, которые могут чередоваться.

В истории христианства люди не раз предрекали конец света. Первым был Иоанн Богослов. Говорят, что его пророчество исполнилось с крушением древней Римской империи.

Римляне хотели завоевать весь мир. Они упивались насилием, жили ради войны и были разгромлены варварами. Конец могущества древнего Рима стал началом христианской эпохи.

В эту эпоху декларировались ценности милосердия, сострадания, человеколюбия и стремления к Богу. Хотя сохранялись жестокие нравы, а души были порабощены идеями всеобщего единомыслия и подчинения наместникам Бога на земле.

Эпоха Возрождения была новым концом света и новым началом. Эта эпоха положила конец духовным империям. Родились идеи равенства всех людей перед Богом, культуры как самостоятельной духовной ценности.

Новое время опять принесло конец света. Рядом с бездумным коллективизмом рождалась индивидуальность, вера в себя. Многие осознали, что творчество – способ общаться с Богом.

Мы видим конец жизненного цикла христианства. Вспомним же, что эта замечательная религия освободила от зла множество душ, стала неотъемлемой частью культурного наследия человечества и утвердила веру в наивысшую ценность человека.

Я верю, что мы увидим и рождение нового христианства, более человечного.

В то же время, начало каждого жизненного цикла – праздник, достойный того, чтобы подарить людям символ веры в наивысшую ценность человека.

Так рождается моя вера.

Вера в наивысшую ценность человека всегда была и всегда будет, ибо эта вера есть и готова проснуться в каждой человеческой душе.